20-22/51

Приветствую, Читатель (подписчик) и Гость (случайный визитер) у меня в гостях! Я обещала каждый понедельник мотивационно-информационное письмо, но нет-нет, но схожу с дистанции. Больничный или не-настроение, но ведь это не отговорки, правда?

Сегодня поговорим о тебе выбора и принятии решений.

Психологи говорят о том, что идентифицирование себя с ограниченным числом ролей ― обречение. Что будет с тобой, если “вдруг” закончится семья, а если “закончится” студенческая жизнь, если “внезапно” твоя специальность больше не востребована? Что станется с твоим внутренним миром без возможности принадлежать к некоему кругу людей или сферы деятельности?

Верно ― для кого-то ничего, а для другого ― катастрофа масштабом в жизнь. Почему так? Один видит возможности, второй ― сложности. Один преодолевает и достигает, второй застывает в панике. Это все не что иное, как варианты выбора: себя, будущего, способов его реализации.

Бывает сложно, трудно, непонятно, увлекательно, познавательно … ― выбор за Тобой: на ЧТО реагировать, КАК реагировать, как ДОЛГО и главное ― ЗАЧЕМ это делать таким образом.

При упорной работе над собой всегда возникает определенный момент, когда появляется ощущение, как тяжело дается движение вперед и как мало сделано.

В этом году я… (М. Дж. Райан)

Календарь важных событий Ты увидишь справа, на боковой панели блога в виде таймеров, по традиции напомню о психологических играх, о персональном консультировании и тренингах для коммерческого сектора, напомню о том, что планирую Второй Марафон этого года (за донейт), чтобы не пропустить дополнительное информирование ― подпишись на мой блог, мне будет приятно )


#52_рассказа_за_год

Зимнее темное утро. Трамвай довез до метро. Только шесть часов утра. Человеческая масса облепила вход в метро вязкостью патоки. Платформы переполняются, удивительно поглощая новые порции волн, без возврата, сортируя по вагонам в различных направлениях. Словно огромный агрегат, который на малых скоростных оборотах вымешивает тесто, которое состоит из такого количества ингредиентов, что их проще смещать в нечто гомогенное, чем выделить разное, отдельное, специфическое.

Метрополитен, как гигантский микшерный пульт, выстраивает все звуки в равномерный рокот. Общий ритм мелодии убаюкивает, помогает отключиться и ничего не слышать, иногда робко пробиваются обрывки собственных мыслей. Гул состоит из кратких уточняющих вопросов, прибывающих поездов, пневматических механизмов дверей, охов уплотняющейся ленты патоки непосредственно у входов в вагоны. Что-то подобное переживают песчинки в песочных часах, когда, спеша просочиться сквозь самое узкое место в часах, беспорядочны в едином стремлении вниз. Всем в одном направлении, но отдельные стремятся быстрее. И любой аргумент подойдет, чтобы оправдать это. Закрытием дверей вагонов поезда отмеряют очередную порцию и уносят вдаль людей. Станции подземной паутины звучат в унисон с каждой минутой дня. Шесть утра или шесть вечера звучат по-разному, наполнены разными персонажами. Только замечать все это некогда: книга, экран мобильного, сон – вот занятия на промежутке от станции к станции в осознанной плоскости каждого из нас.

Станция Чертановская ― моя отправная точка. Мне через весь город на работу ― на станцию Тимерязевская. Прилипаю к человеческой патоке, вплывающей в двери метро, как муха к ленте на деревенской кухне. Автоматизмы ― это оптимальные движения, образующие слаженный процесс толпы: достать жетон, спрятать кошелек, проверить замки рюкзака, перевернуть его со спины на грудь.

Поток вплевывает меня на сидение. Фиксирует телами с каждой возможной стороны. Ехать около часа. Вокруг настолько тесно, что достать книгу или мобильный кажется не таким уж и простым заданием. Попробовала, пошевелилась в сторону рюкзака. Вот же он ― на моих коленях. Лишние телодвижения отозвались недовольством в соседях, мол, сидишь ― и радуйся, неподвижно, а не то предложат встать. А стоячие места ― это сплошной брейк-данс с массажем. Решила спать. Уснула в полглаза.

Странно как-то все выходят из вагона. Буквально все. Так бывает только на конечных остановках. Конечная??? В какой из концов от Чертановки я метнулась? Либо я так долго спала, значит, на работу можно вообще уже не идти. Либо я успеваю прилично опоздать. Выхожу вслед за всеми. Мрачное зимнее утро дополнила полутемная платформа. Как-то здесь рассосалась человеческая патока, еще наверху плотная, а при штурме вагонов настолько концентрированная. Сейчас последние ее капли, одинокими пассажирами, исчезают в выходах в город. 

Опустевшие вагоны паровоз куда-то увез.

Ребята только что позвонили, сказали, что зал для тренинга убран, участники потихоньку собираются, аппаратура готова. Ждут меня. Еще бы ― кто-нибудь проходил тренинг без тренера?

Хотелось бы сейчас волшебное место здесь платформе, чтобы один шаг, и выход сразу на кухне офиса, где сиротливо ждёт меня остывающая чашка кофе.

Вопрос: чем занять группу, пока судорожно пробую понять, где я и когда доберусь до Тимирязевкой? У кого спросить, на какой я из двух вероятных конечных станций? Как на зло, не могу найти таких удобных, и сейчас нужных, подсказок на стенах: из каких станций состоит ветка. И мобильный не ловит ― спросила бы у подруги. Она в Москву переехала жить еще в классе 9-10ом, но знает город так, будто работала водителем на каждой из возможных веток метро. Надо будет у нее вечером практикум пройти: «Как больше не потеряться в метро».

Брожу от платформы к платформе в поисках спасительного списка-перечня хоть на какой-то стене.

― Станция на реконструкции, всё со стен сняли. Кроме того, надо знать, куда ты хочешь попасть? ― прозвучало внезапно сбоку.

От неожиданности я вздрогнула и не сразу сориентировалась, откуда звук. Я вообще из пугливых людей, особенно в полутьме и в полной уверенности, что не встречу новых людей до ближайшего поезда. Я оглянулась. Не смотря в мою сторону, на краю платформы стояла девушка. 

Втянутые руки в рукава шубы красноречиво сообщали о том, что она здесь давно стоит и прилично замерзла. Ей было хорошо стоять, рукам ― прятаться внутри рукавов. И никто никому не мешал. На шубе имелся большущий карман, где пряталась чашка с кофе. Здесь и встречались: руки, кофе, девушка и морозное утро. Отпив глоток живительного напитка, она ставила его обратно. 

― Совершено логично, ― подумала я. ― Так кофе сохраняет дольше тепло. И переспросила у нее:

― Простите, я знаю, куда мне нужно добраться, но не очень понимаю, где я нахожусь в данный момент. 

― И куда же?

― По идее, конечная точка ― работа. Я всегда со станции Чертановская еду до Тимирязевской. Если это конечная, то какая из двух возможных? Я уснула по дороге и мне нужно понять, как добраться и чем побыстрее.

― Вот видишь, ― ответила незнакомка и сделала очередной глоток горячего напитка. ― В итоге, тебе не ясно, что делать: то ли возвращаться на Чертановскую, чтобы продолжить удобный и привычный для себя маршрут. То ли  сесть в первый попавшийся вагон и поехать в любую сторону, и на ближайшей станции разобраться с пересадками. Тогда, зачем тебе люди сейчас?

― А с чего ты взяла, что мне нужны люди? ― удивилась я, и добавила, ― мы знакомы?

― Это имеет значение? Тебя коробит обращение на «ты» или неудобные для тебя вопросы?

Она так ни разу на меня и не взглянула, пребывая в странном состоянии. Трансом его не назвать. Но позу тела она не меняла все это время. Смотрела в никуда, но все время перед собой. Будто такой минимализм движений сохранял драгоценное тепло. Единственными, оживляющими ее движениями, были руки ― подносящие к губам чашку с кофе и возвращающие ее в карман шубы.

Фары. Грохот. Вагоны. Вытекла человеческая патока, также, как и предыдущая, растеклась, испарилась в направлении каждой щели выходов.

― Садись! Чего стоишь? ― сказала она.

― Да нет, я с тобой постою, поболтаю. Какая разница теперь. Факт ― я уже опоздала. Выход так прост, по твоим словам. И с тобой мне интересно. ― Я выговаривала речёвку и поражалась. Второй голос, внутри меня орал: «Безответственно. Опаздывать на собственный тренинг! Ты с ума сошла!» Но я решила постоять рядом с ней. Мне невообразимо захотелось провожать вагоны. Понять магию, которая сквозила в ее завороженности и размеренном ритуале рук, губ и чашки с кофе.

― Я не собираюсь заканчивать жизнь самоубийством после допитого кофе, ― насмешка звенела в голосе. ― Я слишком люблю жизнь. Тем более, как видишь, я запросто нахожу выходы из каждой ситуации. Это мое развлечение, особенно по утрам. И еще мне нравится провожать поезда.

― Но, почему в метро? Почему не вокзалы? ― удивилась я. Осознавая, как сложно стоять недвижимо. Я замерзла, кончики пальцев ног в сапогах окоченели. И, если визуально, я еще могу произвести впечатление недвижимого тела, как у нее, то пальцами я шевелила с ожесточением, пытаясь вернуть им тепло .

― Под землей тихо. Если хочешь принять решение, любое, найди место тишины и движения. Окунись в них. Побудь ими. С ними.

― Как это?

― Твои мысли переполнены, как вагоны поездов метрополитена. Здесь попробуй понять, как ты  загружаешься ими там, наверху, в земной жизни обычного дня. А также научись освобождаться от них, разом. Различай звук грохочущего пустого вагона и надрывного ― переполненного. Различи звук своего работающего мозга. Ощути мысли ― ты выбираешь направление и ход. О чем думать и в каком направлении. Куда бы ты не продвигалась ― это путь к выходу. Важно понять ― куда тебе? По честному. На работу? В место автопилота и привычки? К кофе? Стоит сфокусироваться на том, что приносит тебе удовольствие. Истинное. Здесь и сейчас. И, если сейчас я буквально пью кофе, то ты можешь наслаждаться чем угодно: звуками, конфетами, отслеживанием, сколько мужчин в красных куртках вышло или женщин в юбках. Не важно. Главное, чтобы это приносило тебе любое доступное наслаждение: вкусовое, визуальное, обонятельное, аудиальное. Замечай музыку, звучащую в наушниках прохожих. Или вдыхай аромат духов, который в рамках подземелья становится общим, одним на всех. Придумывай ему названия, раскладывай на составляющие. Придумай собственную точку свободы. Твоя задача ― понять слово «Свобода». Кстати, тогда ты перестанешь мерзнуть без движения. Это тоже твой выбор и мысли.

С тех пор в каждом городе я внимательно изучаю станции метрополитенов. Вдруг где-то кто-то прислушался к ней и назвал, хотя бы одну ― станция «Свобода» метрополитена города Н… А, может, и хорошо, что такой нет. Это значит, что в каждом метрополитене я самостоятельно нарекаю ― которой из всех быть моей точкой свободы от мыслей, суеты, от внешнего, лишнего. И выбираю ― куда мне теперь!

Скачать рассказ на ЛитРес

1 Comment

Поделитесь своим впечатлением. Выскажите свое мнение. Оставьте комментарий.