На златом крыльце сидели

recruting

На златом крыльце сидели: Царь, царевич, король, королевич, Сапожник, портной, кто ты будешь такой? Выбирай поскорей, не задерживай добрых и честных людей.

В кабинете сидели трое. Они молча пялились на доску напротив стола. Каждый сверял с написанным на ней свои записи, делая пометки. Только и слышалось:
― Да ладно!
― Вот блин…
― Ого!

Мужчина встал, подошел к окну и открыл его. Осеннее солнце обнимало на прощанье прохожих, дома и парки. Вечерело. Начался тот самый период, когда перед выходом из дому стоит хорошенько утеплиться, но у учетом того, что на обед еще заглянет, выпить кофейку за столиком на улице, лето.
― Девчонки, простите, я должен закурить. Немедленно.
― Я с тобой! ― подошла к нему блондинка в джинсах и джемпере с принтом совы. И, уже обращаясь ко второй, за столом: ― Как тебе все это?
― А ты куда смотрела? Чем думала? ― огрызнулась вторая девушка. Она вышла из-за стола, поправляя на ходу юбку, и направилась к кофе-машине.
― Давайте без выяснений, девочки! Это ничего не изменит, нам еще работать вместе. Шеф зверствует, на себя злиться больше, чем на нас с вами. Но это значит только одно ― перепадет всем. ― Выдохнул сигаретный дым парень.

Действующие лица истории: Олег ― начальник внутренней службы безопасности, девушка, одетая по дресс-коду, ― Наташа, корпоративный HR, Ольга ― сотрудник рекрутингового агентства, которое обеспечивает внешним подбором персонала данную компанию.
Ольгу в срочном порядке вызвали сегодня сутра, прервав отпуск, для решения экстренной ситуации. Демонстративный кежуал стиль служил для собеседников немым укором глазами-принтом совы.
Солнце зашло за угол здания, резко потемнело и похолодало. Олег поежился, погасил окурок и выбросил в окно. Ольга поморщилась и демонстративно донесла свой окурок до мусорной урны за дверью кабинета, в котором состоялось экстренное совещание на троих.

― Сравним версии? ― закрывая окно, обратился к девушкам Олег.
― Руслан был у нас в конторе дважды, ― начала Ольга, ― первое собеседование прошел у меня, второе ― у коллеги. Почему-то наотрез отказался продолжать со мной разговор. Это меня насторожило. И еще что-то: то ли манера поведения, то ли обороты речи. Я хотела отложить его документы из презентационной папки кандидатов для вашей компании, подумать, мжет быть, пригласить на повторный разговор. Пэтому затягивала выписку его направления для прохождения собеседования, ― рассказывая, Ольга хмуро посматривала на Наташу.
― Прекрати меня обвинять во всем? Ну, легче мне с твоим коллегой общаться, пусть ты и куратор нашей компании. Я ― тоже человек и могу ошибаться. ― Взорвалась девушка и перекинула мяч ответственности Олегу: ― Ну, а ты, спецслужба компании! Ты-то куда смотрел со своими бойцами? Всем отделом лажанулись!
― У меня нет ответа, ― не делал попыток оправдаться парень, а только сокрушался, ― Втерся, дрянь эдакая, в доверие, у меня нет даже копии его паспорта. Уму непостижимо!
В беседе возникла та самая пауза, при который каждый ведет собственный внутренний монолог: сравнивает факты, подбирает контр-аргументы, определяется с компромисом и границами личной ответсвенности. Олег постукивает карандашем, глядя на доску. Наташа листает сраницы блокнота вперед-назад. Ольга занырнула в ноутбук.
― Наташ, ― вклинилась Ольга, отрывая взгляд от монитора, ― я сравнила резюме из нашей базы с тем, которое дал тебе Руслан. В нем, кроме имени и фамилии, нет других совпадений: ни ВУЗ, ни специальность, ни дата рождения, ни перечень рабочих мест, ни номер мобильного. Вопрос: ты обращаешь внимание на сопроводительный пакет документов от меня или продолжаешь принимать во внимание исключительно информацию, которую скармливает тебе соискатель?
― Сейчас не об этом речь, ― огрызнулась Наташа.
― Мы частенько спорим с тобой об этом. Если ты и дальше будешь стараться бросать тень на нашу компанию и сотрудников, какой смысл в сотрудничестве? Хватит сражаться с союзниками!
Разговор не складывался. Олег начинал нервничать: что-что, а в войну между двумя женщинами он лезть не готов, не сегодня. Он отвернулся к окну.
На дорогах начались прогнозированные заторы, который подтверждали окончание рабочего дня для служащих. Окно приглушенно, но пропускало немного звуков: детский смех, визг тормозов, шутки подростков. Лавочки и детские площадки ожили подчеркнуто интенсивно еще на полчаса-час и вечерний холод доберется и до них в кабинет. Олег относился к ярым противникам кондиционеров, как для охлаждения, так и для обогрева. Он глянул на съежившуюся Наташу, вспомнил, что она сегодня в юбке и нахмурился. Ведь она вот-вот потребует пульт от источника тепла. Надо поторапливаться.
― А знаете, как нас в этой ситуации шеф называет? ― не дал разгореться скандалу Олег. ― ООН: Ольга, Олег, Наташа. У меняс вами не больше часа, чтобы найти выход ситуации. Призываю каждую сосредоточиться на причине встречи. Междуусобица ― вне стен офиса или потом, по желанию.
― У меня никаких подозрений по нему нету, и наблюдений тоже. ― Сухо констатировала Наташа. ― Обычный парень, на собеседовании: вопрос ― ответ, все лаконично и по сути. Его опыт работы соответствовал требуемому. Оль, прости, я даже не заглядывала в последнее время в сопроводительную папку: все настолько отлажено, после тебя не проверяла особо. Это, кстати, признание, а не конкурирование. Но, если ты сомневалась в нем, не надо было допускать. Доверчивость сыграла с нами злую шутку!
― Скорее, спровоцировало халатность, ― продолжала искрить Ольга.
― Послушайте меня, девчонки, ― попросил Олег, вышагивая по кабинету, сбросив пиджак на стул. Ему стало жарко от напряжения в кабинете. ― Я проверил каждую смену. Пересмотрел километры видеозаписей ― ничего. Обнаружил только, что каждый охранник на проходной делал обязательную пометку в журнале о том, что Руслан покидал территорию с корпоративным ноутбуком. Но ни один не отметил возврат, не доложил, не обратил внимание. Итого: задокументировано шесть санкционированных выносов ноутбуков! И кем? Сотрудниками корпоративной службы безопасности!
― Через месяц-полтора работы Руслан чудесным образом выпросил у шефа кредит от фирмы, который намеревался погашать частично с будущей зарплаты. Без проверки СКСБ нового сотрудника, парню через день после прошения бухгалтерия выдала пять тысяч долларов. По устному распоряжению шефа, нарушая все внутренние инструкции и порядок! Первых два месяца Руслан удачно производил видимость того, что справляется с обязанностями, выносил компьютера, втирался ко всем в доверие и перекрыл даже часть кредита, ― Наташа зачитывала пометки в блокноте и качала неодобрительно головой.
― К концу четвертого месяца работы он написал заявление об отпуске за свой счет, чтобы похоронить маму. ― Добавила Олег. Карандаш в его руке, наконец-то щелкнул, разломался надвое. Олег приоткрыл дверь кабинета и отряхнул остатки из ладоней в урну. Поприветсвовал уборщицу кивком головы и скрылся за дверью. ― Шеф подписал, и, кроме этого, еще выделил и дополнительную материальную помощь от компании. Некролог напечатали в городской газете. Все как положено. Из отпуска Руслан больше на работу не вышел, мобильный отключил. ― он сел на стыл и стал качаться на задних ножках.
― Олег пришел ко мне с запросом по личности Руслана. Я заглянула в личное дело и поняла, что именно его папка пуста. Кроме одного единственного листа ― его резюме ― в ней небыло ничего. Тогда я и вспомнила о сопроводительных документах от вашего рекрутингового агентства, ― обрисовала наконец-то суть запроса Наташа, не глядя на Ольгу, шумно захлопнув бесполезный блокнот.
― Мы не проверяем адреса прописок, не храним данные последних медицинских анализов, не дублируем кадровые картотеки “на всякий случай”. Тем более, прошло уже больше полугода, ― возмутилась Ольга повышая голос. Она не понимала, почему решать штатную ситуацию пригласили ее. Ругалась про себя за то, что ответила на входящий звонок ― позарилась на продолжение контракта по окончанию отпуска.
В кабинет заглянула уборщица.
― Вы тут долго? Мне помыть же надо, убрать, ― она лемонстративно поставила у доски ведро с мутной водой и швабру.
― Теть Шур, ― натянуто улыбнулся Олег, ― пока в другие кабинетыы пойдите, мы закончим, я сообщу Вам.
― Я не вы, мне за ночную работу премии не выдают, а еще домой добраться потом будет сложно, ― настаивала уборщица.
― Я скажу, кто-то подвезет Вас, ― торговался Олег, теряя терпение, ― у нас совещание, не хочу быть грубым, но попрошу Вас дать нам возможность поработать.
― Какие все директора большие вокруг, ― фыркнула Александра Ивановна, пенсионерка, которая подрабатывает в трех офисах уборками, и степенно удалилась, хлопнув дверью.
Пока вода в ведре успокаивалась, тоже самое происходило и с людьми в комнате.
― Оль, мы ― трое в одной лодке, не считая Руслана, ― пробовала пошутить Наташа. ― Я часто видела его в коридорах офиса, в корпоративной столовой и на вечеринках ― никогда ни от кого ни единой жалобы, ни удивленно поднятой брови. Ни сплетен, ни домашней чашки на рабочем столе, ни совместного похода на футбол в выходные, ни интрижки на рабочем месте. Он умудрился втереться в доверие к шефу ― мистика или НЛП, не иначе. Но как? Человек ― мираж.
― Зачем вызвали меня? Чем я могу помочь в этой ситуации? ― настаивала Ольга.
― По человечески, помоги нам, ― удивилась Наташа ершишстости собеседницы.
― Я ― рекрутер в плановом долгожданном отпуске, срок гарантии на закрытое вакантное место истек. Твоя, или шефа, или всего спецотдела компании халатность ― не моя головная боль. Какой ты видишь мою магическую помощь? ― злилась Ольга, понимая всю абсурдность ситуации.
А в загородном СПА-центре, в котором она оплатила номер на две недели, рецепционистка тщетно дозванивалась по внутренней связи, чтобы узнать, спустится ли постоялица на плановый массаж или лучше перенести. В трубке продолжали звучать длинные гудки.
― Ты его нам подсунула, вон и выгребай с нами. Найди, поговори, вразуми. Он должен все вернуть, ― парировала Наташа.
― Паяльник или биту с собой взять для убедительности разговора с Русланом? ― ерничала Ольга. ― Как ты себе вообще это представляешь?
Злилась погода: резкие порывы ветра нагоняли тучи, ночью быть дождю. Злился мастер массажа из-за сорванного сеанса. Злились все в комнате из-за глупости ситуации и нежелания взять вину на себя.
Злость выматывала и утомляла.
― Девчонки, вас там не было! ― с горечью перебил женскую перепалку Олег. ― Мы же нашли все его данные в паспортном столе. Если человек из плоти и крови, то имеет адрес, идентификационный код и какой-то след.
― Так вы разговаривали? ― встрепенулась Наташа с надеждой. Она даже ровненько, как на уроке за партой, села.
А Ольга нагнула монитор ноутбука, чтобы не отвлекаться на выскакивающие сообщения в рабочем чате.
― Вас там не было и вы не видели… ― Олег в сердцах двинул, вставая, стулом, ― …как извинялась мама за сына-мошенника и как горько она плакала над собственным некрологом в газете …
Стул въехал в стену и замер.

КНИЖНАЯ ПОЛКА и другие рассказы