Как дырка в кармане мир изменила

В день рождения долгожданного сына выковал кузнец нож. Вложил в него силу защитную: слово отцовское, Рода, всех стихий.

Рос малой задиристым, несдержанным. Удивлялись соседи — как при таких отце с матерью неуправляемый и жестокий ребенок вырос. Шли годы. Было время, ходил сын кузнеца в лес за грибами да ягодами вместе с другими детьми. Неизменно подарок отцовский имел при себе. В ножички с друзьями по улице тоже играл. Да неспокойно было на душе у кузнеца. Чуяло сердце беду.

Будучи уже юношей однажды поздним вечером подрались парни между собою. Из-за мелочи, с кем не бывает. Тогда-то впервые испил нож крови. Испугались все: друзья, соседи, родители. То ли слово отцовское охранное при ковке ножа подействовало, то ли иные силы возмутились, но в очередной драке потерялся тот нож. И пришлось сыну кузнеца бежать. Да так быстро, что от удивления дерущиеся застыли. Никто никогда в жизни бегущим парня не видел.

Прибежал кузнецкий сын домой. Отдышался, старался вспомнить, когда его нож, удачу дарящий, пропал. Дырку в кармане обнаружил. Сразу понял, что нож потерян безвозвратно, не найти теперь. Кинулся к матери с кулаками на кухню:

— Из-за тебя я теперь на улицу не выйду! Меня засмеют всей деревней. Никогда до этого я спиной ни к кому не поворачивался. — орал парень. — Из-за твоей оплошности все беды теперь мои. Как можно пропустить дырку в кармане? Почему не заштопала?

— Никогда ты ни к кому спиной не поворачивался, это верно, — могучей рукой кузнец приподнял сына над землей. — А сейчас поверну я тебя, донесу тебе мудрость да знания по-народному обычаю. На мать, на женщину руки я тебе поднять не позволю. Запомни этот поворот жизни навсегда.

И вылупил отец сына за все прошлое, на которое закрывал глаза. По-детски искренне, по-народному тщательно, по-отцовски поучительно. Кузнец сам не так давно понял, что непростой нож получился у него. Но с той силой не каждый сможет справится. Одному он будет в тягость, другому — в радость, а кого-то — погубит. Поблагодарил мысленно нож за помощь в сложной родительской судьбе. Пожелал ему долгого пути и достойного хозяина.

…Шли годы. Лежал нож в траве, вминался в землю колесами повозок. Укрывался листом опавшим да снегом ранним от метлы дворника. Омывался росою с дождями. Потускнело лезвие, потемнело дерево рукоятки.

— Вань, идем быстрее.

— Я устал.

— Нам еще немного осталось, вон тот дом с красной крышей — наш уже. Поешь, отдохнешь и побежишь знакомиться с ребятами.

— Не хочу.

— Ну, не капризничай, идем. Мне обед надо готовить. Отец с завода вернется голодный.

— Я хочу клады искать, Мишка в старой школе говорил, здесь много всего разбросано.

— Будешь искать, мы жить тут долго будем. А теперь — идем, вставай.

Мальчишка, лет семи улегся прямо на грунтовую дорогу. То ли и правда устал, а может — просто капризничал. Женщина рядом с ним, присела на корточки и терпеливо продолжала уговаривать. Они были похожи внешне: одинаковые озорные серые глаза, русоволосые, с ямочками на щеках.

— Вань, давай сыграем в нашу игру. И пойдем дальше.

— Прямо сейчас?

— Ляг на живот. Руки под подбородок. Зажмурься. Я сосчитаю до пяти и откроешь глазки. Помни, что смотришь только в одном направлении, не водишь взглядом туда-сюда. Что первое увидишь — то станет тебе кладом и игрушкой на весь день. А вечером ты мне расскажешь все-все варианты, которые ты придумал для игры с найденным. Да?

— Да, начинай считать, я готов.

— Раз, два, три, четыре, пять, глазки начали искать!

— Мальчик открыл глаза, специально состроил рожицу и скосил взгляд.

Вечерний солнечный лучик заканчивал паркур: отбился от блестящего пятнышка на поржавевшем лезвии ножа, коснулся ресниц малыша, приземлился в выбившемся материнском локоне и скользнул в окно.

— Ой, я, кажется, нашел красивое стеклышко! — Вскочил малыш и побежал, взглядом цепляясь за место, где что-то блеснуло. Он уже знал особенности этой игры: лежа тебе видно одно, а встанешь — и все теряется.

Сопя от напряжения аккуратно пальцем ковырял землю.

Что там? Осторожно, если это стекло, не порежь пальцы, предостерегла мальчика мама.

— Он мой! — победоносно поднял на ладони свое сокровище Ваня.

— Мамочки! — всплеснула руками родительница. — Нож, нет, Иван! Это не игрушка.

— Но, мама, это правила, мы играем в эту игру давно с тобой. Не отдам! — И помчался в сторону нового дома.

Сидя под грушей, закусив губу, мальчик напряженно мастерил. Пыхтел, бормотал, старался. Внешний мир для него перестал существовать. А дед сидел на лавке за воротами, все видел, наблюдал как разворачиваются события. Выжидал.

Ой, аааа, маааама, взвизгнул внезапно мальчик. По руке поползла змейка крови. Он заплакал, но нож и палку крепко зажал второй рукой. Ваня вскрикнул скорее от удивления и  неожиданности, чем от боли.

Что? Порезался? Я же предупреждала! выскочила во двор мать, вытирая руки на ходу об фартук. Семен! Ну, говорила же я тебе, убери, спрячь, выброси этот нож. Набросилась заодно и на отца женщина. Статный мужчина с искорками в глазах вышел из гаража. Руки были черны от работы, а улыбка сияла белизной и добротой.

Что там у вас случилось?

Ванька этой ржавой железкой поранился. А вдруг инфекция?

Не отдам, прижав раненную руку к груди, Ваня рванул за ворота.

Пока родители ссорились во дворе, мальчик об бежал дом, плюхнулся в стог сена и стал рассматривать рану. Ничего особенного. Крови он не боялся. Встал, нашел подорожник. Добротно заслюнявил его, прилепил к порезу. Вернулся к своему творению.

Это что ты мастеришь?

Лодку, ответил, не поднимая глаз на собеседника. А ты умеешь?

Да, ответил дед. А ты не готов продолжать это занятие сейчас.

Ты пришел, чтобы отобрать нож, да? насупился мальчик, пряча и палку, и нож за спину.

Нет, я хочу предложить тебе, научить обращаться с ножом.

Я умею.

Да, твоя рука уже об этом знает. Я могу тебе еще много чего важного и интересного рассказать?

А лодку это поможет сделать?

Однозначно, и не одну. Не только игрушечную. Даже всамделишную.

А нож не отберешь и маме не расскажешь? уточнил мальчик

Слушай. Нож он живой. Ты когда его нашел, он уже ушел от старого хозяина и долго-долго ждал нового. Ты ему понравился, иначе, он бы не показался тебе на глаза. И что ты сделал, когда поднял его?

Побежал искать палку, чтобы сделать лодочку.

А ты, когда из школы приходишь, или вечером с улицы, что мама делает с тобой?

Кормит, моет, обнимает.

Так почему ты с ножом так не сделал?

Я не знаю, не умею, расстроился мальчик.

Вот этому я тебя и научу. А дальше, нож сам тебе во всем поможет, если ты его любить научишься.

…Машина мчалась по трассе, ребята в салоне предвкушали выходные, проведенные на пляже. У кого-то на крутом повороте соскользнул мобильный под сидение.

Сань, а что это у тебя, нож прямо в салоне валяется? удивился Петя, выныривая из-под кресла.

Ммм? мельком брошенный взгляд, а перед глазами пронеслась картина. Ничего, кинь в бардачок, бросил другу, почему-то сбавил скорость.

…К этому мастеру на сервис Сашку привез друг, отрекомендовал волшебником по моторам. Неисправность, с которой не справились именитые СТО города, была найдена и устранена. Но Сашка приучен брать, что ему хочется. Платить, благодарить ему не нравилось. Он вспомнил о фашистском порядке в инструментах мастера: слепящем блеске всего металлического в боксе. Тогда он удивился его фразе: “Если ты уважаешь инструмент, он сам тебе подскажет, что и как отремонтировать, именно так я творю своё волшебство” Сашка посмеялся тогда над его чудачеством. Забрал машину и сказал, что оплатит работу в том случае, если вернется из отпуска целым и невредимым.

Он ехал и думал о ноже, его хозяине. Видимо выпал, может, дырка в кармане была. Этот нож тот чудак всегда имел при себе, словно советовался с ним. Остальные инструменты были в почете, но он так с ними не носился.

“Целым и невредимым” думал он. А ведь каждый раз виноват я, не мастера, не машина. Мое лихачество, моя дерзость. Я словно вызываю на ринг весь мир. А зачем?

А чего мы плетемся так? Где наша скорость? С тобой все ок? донесся до него, словно из другой реальности, голос друга.

Планы изменились, сбросив скорость, Саша аккуратно развернул машину обратно в город.

Ты с ума сошел?! возмутились ребята в салоне машины. Мы же ждали этих выходных целую неделю! Погнали, не дури!

У мамы было плохое предчувствие, я не еду. Хотите выходите и голосуйте, дальше автостопом по галактике. Я – домой.

Машина остановилась. Все вышли. Сашка подождал, глядя в зеркало заднего вида, как друзья недовольно вытаскивают ящик с пивом, рюкзаки с вещами. Посигналил им, прощаясь, и помчался в город.

Первым делом он поехал в бокс к мастеру.

Тихо играл джаз по радио, мастер, лежа под машиной, подпевал.

Добрый день.

Хорошего! Выглянул с улыбкой мастер из-под машины. Но разглядев посетителя в дверях, нахмурился. Ты еще не уехал или уже вернулся? Что-то не так с машиной?

Да нет, замялся. Я заплатить должен, нож вернуть хотел и … извиниться. 

Нож? мастер вытер руки тряпкой, отряхнулся, поднялся и стал шарить по всем своим многочисленным карманам. Вот блин, дырища в кармане, как я не заметил?

Пожалуйста, Саша протянул нож мастеру. Простите меня.

Ты имеешь в виду заплатить за работу?

Что хотел, то сказал, буркнул по привычке парень.

Хм, хитро прищурившись, мастер взял нож. Поглаживая его, задал вопрос Сашке: А как ты понял, что он мой? Как решил, что не прав?

Такое уважение к инструменту встретил только здесь. Я же не отношусь так ни к себе, ни к близким. А понял на трассе, превышая скорость, с мамиными словами в памяти: “У меня плохое предчувствие, так больше продолжаться не может!”

…Зашел домой тихо, на цыпочках, не особо понимая, как себя вести. В гостиной работал телевизор, мама смотрела дневные новости: “На трассе произошла большая авария, в ДТП пострадало 6 машин, количество жертв уточняется”

Сыночка мой! охнула мама и зарыдала.

Сашка бросился к ней со словами:

Я не поехал, вернулся, услышал тебя, мамочка, я все понял. Прости. Я здесь! повторял он, обнимая маму. Я прекратил войну со всем миром: работу нашел. И наставника!Теперь все по-другому будет.

А в кармане у него притаился тот самый нож символ его нового выбора и жизни.

Тема дуэли “Как дырка в кармане мир изменила”-2020.

Дуэльная работа:

1 Comment